Трилогия Властелин Колец бесспорно возглавляет список культовых книг XX века. Ее автор, Дж.Р.Р.Толкин, профессор Оксфордского университета, специалист по древнему и средневековому английскому языку, создал удивительный мир - Среднеземье, который вот уже без малого пятьдесят лет неодолимо влечет к себе миллионы читателей. Там, в Среднеземье, в стране, управляемой советом волшебников, где в серебряных лесах поют эльфы, в глубоких пещерах добывают драгоценный мифрил гномы, а бескорыстие добрых чародеев постоянно подвергается испытаниям, - разгорается битва Света и Тьмы, исход которой, по воле провидения, зависит от самых маленьких жителей - Хоббитов. История Кольца Всевластья послужила основой множеству телевизионных и театральных постановок, мультфильмов, компьютерных игр и комиксов. Тысячи людей по всему миру ежегодно собираются для участия в ролевых играх, основанных на сюжетах, взятых у Толкина. Эпопею Толкина, как миф, можно интерпретировать по - разному - и как повествование о бывших или будущих событиях, и как притчу, и как аллегорию, и как историю духовного восхождения, и как фантастику, - все толкования будут верны, но ни одно не станет полным. Возвращение Короля – третий том трилогии. Здесь рассказывается о последней битве, о том, как Хранитель выполнил свою миссию и как погибло царство Саурона.

  • Глава 1 Минас Тирит
  • Глава 1 Минас Тирит

    Глава 1 Минас Тирит

    Пиппин выглянул из-под плаща Гэндальфа. Он никак не мог понять, во сне или наяву свистит в ушах черный ночной ветер, медленно плывет зубчатая тень гор далеко справа, во сне или наяву качается у него над головой звездное небо. Он пытался вспомнить, что с ним и где он, но мысли путались, отдельные картины сменяли друг друга. Помнится, они мчались без остановок, летели все вперед и вперед, и там, впереди, вставал на рассвете золотистый мягкий блеск, и был город, затопленный тишиной, и гулкая пустота большого дворца на холме. Они ворвались под его своды в тот самый момент, когда вверху пронеслась огромная крылатая тень, и ужас выбелил лица людей вокруг. Пиппин вспомнил, как и его сердце сжала ледяная рука. Но рядом был Гэндальф, и ужас ушел, осталась только усталость. Пиппин спал, но сон был тревожным, в нем ходили и разговаривали незнакомые люди, что-то приказывал Гэндальф. И дальше, без перехода, снова бешеная скачка сквозь ночь. С тех пор как он заглянул в Палантир, прошло двое, нет, трое суток. Палантир! Это было ужасно! С этим воспоминанием он проснулся окончательно. Вокруг шумел и бормотал все тот же ветер.